Подворье Патриарха Московского и всея Руси храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Покровском - Христос — центр нашей любви. (На основе бесед Архимандрита Ефрема (Куцу), Игумена Священной Обители Ватопед Святой Горы Афон, с сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря.)
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Христос — центр нашей любви. (На основе бесед Архимандрита Ефрема (Куцу), Игумена Священной Обители Ватопед Святой Горы Афон, с сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря.)

От составителей

Брошюра «Христос – центр нашей любви» составлена на основе бесед Архимандрита Ефрема (Куцу), Игумена Священной Обители Ватопед Святой Горы Афон, с сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. Архимандрит Ефрем является учеником Старца Иосифа Младшего и «духовным внуком» Старца Иосифа Исихаста. Приезд Афонского Старца в Полоцкую обитель 14–15 ноября 2011 года стал настоящим духовным торжеством для насельниц монастыря, клириков и мирян Полоцкой епархии. Вечером 14 ноября и утром 15-го Архимандрит Ефрем говорил сестрам обители о духовной красоте монашеского жития и в то же время о трудностях, которые нередко встречаются на иноческом пути. Переводил поучения Отца Ефрема с греческого языка на русский насельник Ватопедской обители монах Феодох, сумевший донести до слушателей бесед глубину наставлений Архимандрита Ефрема. Отцом Феодохом были составлены и подстрочные примечания, разъясняющие высказывания Старца Ефрема, благодаря которым читатель сможет ближе ознакомиться с особенностями устава монашеской жизни на Афоне. Пояснения, включенные в канву основного текста, помещены составителями в квадратные скобки.

Содержание назидательных бесед Архимандрита Ефрема составители данной брошюры распределили по тематическим рубрикам, сам текст был отредактирован в соответствии с правилами орфографии, пунктуации и стилистики современного русского языка. При этом смысловое содержание, красота и своеобразие слога Афонского Старца были сохранены.

Беседы Архимандрита Ефрема отражают святоотеческий опыт и передают древнюю монашескую традицию, которая жива на Афоне и поныне. Высота монашеского призвания, отречение от мира, исцеление от своеволия и других греховных страстей, преодоление многоразличных искушений, причиняемых духами злобы поднебесной, – вот о чем говорится в данном сборнике.

Издание адресовано всем, кто интересуется жизнью современных афонских подвижников, монашеством в целом, взращиванием в себе добродетелей послушания, самоотвержения, любви к Богу и ближним.

По изданию: «Христос – центр нашей любви». Беседы Архимандрита Ефрема, Игумена Священной и Великой Обители Ватопед, с сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря 14–15 ноября 2011 года. Полоцк: Спасо-Евфросиниевский женский женский монастырь, 2012. 

Об отречении от мира

 

Самое великое событие, которое имеет место в мире, – это когда кого-нибудь призывает Бог в монашество. Всегда вспоминайте час исхода вашего из мира. Однажды я был на нашем подворье в миру. Подошел ко мне один паломник, который не знал, что я – Игумен монастыря, и спросил у меня одну вещь, которая очень важной мне показалась. «Отче, – говорит, – то пламя, которое ты получил, благодаря чему оставил мир, еще горит в твоем сердце?» Я ему не ответил. Но когда ушел этот неизвестный паломник, задал я себе вопрос: «Тот великий Божественный огонь, который дал мне силу оставить мать, братьев, родственников и поехать на Святую Гору, хотя бы как искра остался в моем сердце и может согреть его?»

***

Так что, сестры, Бог нас сюда позвал, мы не сами сюда пришли. Спрашиваете себя, почему ни мой брат, ни моя сестра, ни моя подруга не пошли в монастырь, а пошла я? Бог призвал нас сюда, чтобы дать нам святость, дать нам полноту благодати. Мы пришли в монашество, которое обещает совершенное христианство. И как основу нашей монашеской жизни положили мы три великих добродетели: нестяжательности, девства и послушания. Эти три добродетели – столп и утверждение монашеского жития.

Об отсечении своей воли

Прошу вас, сестры, постоянно исследуйте самих себя. Всегда испытывайте свою совесть. Монах должен всегда жить точностью [т. е. чистотой] совести. Поэтому и называется мучеником совести. Есть два вида мученичества: мученики крови и мученики совести. Христос нас призвал сюда, чтобы мы в точности подражали Ему и чтобы следовали по Его стопам. Сами знаете, как Христос полюбил пустыню. Читаем, что Он много раз проводил ночи в молитвах в пустыне, уединялся в пустыне. Священное Предание Церкви сохранило (как нам говорил наш Старец Иосиф, слышавший это от своего Старца Иосифа Исихаста), что Христос часто ночами бдел вместе с Иоанном Крестителем. Поэтому не случайно сразу после крещения в Духе Он пришел в пустыню. Постился сорок дней и сорок ночей. Но выше всех Своих деланий, которые Он оставил нам в пример, есть то, что Он пришел как Воплощенное Бог-Слово, как подчиненный и послушный Богу Отцу, как Бог-Творец и паки Возродитель. Знал, что все проклятие падения и причина отпадения от Бога лежат в своей воле. Святые отцы очень много говорили о том, насколько плоха для нас своя воля, что является выражением нашей гордости, тщеславия, себялюбия. И Он пришел, чтобы сразить и свалить это проклятие с лестницы.

Святые отцы боголепно говорили: «Человеческая воля, свои хотения – это медная стена между Богом и человеком». Не глиняная стена, не стена из цемента, не каменная стена – медная стена! Настолько отдаляет от Бога настаивание на своих хотениях, на своей воле, то есть человек мнит, что он как Бог. Поэтому так ясно Сам Христос говорил: «Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6, 38). 

О послушании и самоотвержении

Сестры, сколько можете, выбросьте это проклятие своеволия. Надо буквально вырвать свои хотения. Этого добьетесь, если будет у вас нерассудительное послушание к Матушке. Монах, который приходит в монастырь, не должен иметь своей программы, у него не должно быть мечтаний духовных и своей личной линии. Одна только линия и цель: пришел я сюда, предаю себя всецело воле Божией, без всяких условий предаюсь Богу, и в лице Матушки или Старца я предаю себя Богу. Мы не должны забывать ни на секунду: все наше преуспеяние в духовной жизни возможно в той мере, насколько у нас есть духовная зависимость от Старца. Старец Иосиф Исихаст, как рассказывал нам наш отец Старец Иосиф, был одним из редких исихастов-безмолвников XX века. Но 95 % говорил он о послушании и только 5 % о безмолвии. Почему, думаете? Потому что альфа и омега, начало и конец исихастической монашеской жизни[1] основывается на фундаменте отсечения своей воли, своих хотений. Насколько можете, полюбите жертвенный дух. А как жертвуем собой в монастыре? Когда постоянно исполняем волю другого и, во-первых, Матушки. Не теряйте чувства священности вещей и событий. Матушка – женщина, как и вы все. Но не смотрите на нее только человеческим глазом. Смотрите на нее духовно, потому что для вас она законодательный орган благодати. Через нее вы познаете волю Божию. Поэтому Христос, когда хотел нам помочь в этом [т. е. в познании воли Божией], полностью отождествил Самого Себя со Своими законодательными, так скажем, органами. «Слушающий вас, – говорит ученикам, – Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается» (Лк. 10, 16). А апостол Павел – эта великая личность, о котором святитель Иоанн Златоуст говорил: «Что сказал Павел – сказал Христос», пишет: «Повинуйтесь наставникам вашим… ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а, не воздыхая, ибо это для вас неполезно» (Евр. 13, 17).

***

Необходимо договориться обо всем с Матушкой, чтобы на все было ее благословение. Никогда ничего не делайте без печати благословения. Что бы вы ни делали, ставьте печать благословения Матушки. Монахиня, которая даже милостыню дает без благословения Матушки, служит дьяволу. Это закон святых отцов, это чисто святоотеческая позиция. Один паломник приехал однажды к нам из одной большой келии Святой Горы и говорит: «Старче, я немножко огорчен». «Почему?» – спрашиваю. «Был в одной келии, и там один монах мне дал коробку ладана. И мне говорит на ухо: “Смотри, чтобы наш Старец об этом не узнал”». И говорит этот паломник: «Я очень огорчился, слыша это». Я тоже, со своей стороны, был огорчен. И мне стало жаль этого монаха, который из-за какой-то глупости стал слугой дьявола. Знаете, почему он не взял благословение? Потому что он человекоугодник, то есть тщеславен, то есть эгоист. Думал: «Если пойду, а, может быть, не благословит Старец?» А апостол Павел что говорит? – «Если хочу людям угождать, тогда я не раб Христов» (см.: Гал. 1, 10). Иногда мои монахи не находят меня, когда хотят взять благословение и дать кому-то из людей (гостей) что-нибудь в благословение, которое мы обязаны дать. У них заповедь моя: меня не находите – ничего не даете. Предпочитаю, чтоб вы не дали тому, кому должны дать что-то, и Бог его потом известит, почему вы этого не сделали, чем чтобы не слушались меня и служили дьяволу. Есть еще один бес, который старшим братьям, тем, кто после Старца или после Матушки, по логике говорит, будто что-то должны сделать обязательно, несмотря на то, что не находим Старца и не берем благословения. Нет, должны все-таки взять благословение. Это позиция и порядок святых отцов. Плохо, если монах научится иметь увеличенную инициативу без благословения, а инициатива старших сестер тогда поощряется, когда их окропляют в чаше послушания, а когда инициатива без благословения – это не поощряется и не хвалится[2].

***

Мы слушаемся старших ради Христа. И раз мы ради Христа все это делаем, мы обязаны слушаться, несмотря на то, какие они и какого качества. Мы не для того пришли, чтобы судить монастырь, а пришли сюда, чтобы нас судили. Вот такую совесть должны иметь все.

***

Будем в послушании. Если даже видим повелевающий, невидим Тот, Кто повелевает повелевающему. Мы, как говорит Давид, даже «скотом ради Тебя стали» (ср.: Пс. 72, 22). У меня нет своего суждения, нет своего выбора, не сравниваю ничто ни с чем. Куда хочет Промысел Божий через ответственных монастыря меня поставить, туда пусть и ставит.

***

Когда мы внешне слушаемся, тогда зажигается у нас и внутренний огонь, – это связано. Я хочу молиться, например, а послушание мне говорит, что в этот час я должен пойти и делать какую-то работу. Я подчиняюсь. Сейчас, как думаете, со мной несправедливо поступит благодать и не даст то, что я хотел получить от молитвы? Послушание вам даст внутреннюю жизнь, сестры. Монашество – не йога. Монашество – это жертва. «Кто потеряет душу свою ради Меня… тот сбережет ее» (Мк. 8, 35). Мы должны перечеркнуть самого себя. Как я, когда не был хорошим учеником и не написал хорошо свою работу, один большой крестик поставил, на целом листе только крестик поставил. Если так не перечеркнем самого себя – не преуспеем. «Так всякий из вас, кто не отречется от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 33). Мы ради этих заповедей сюда пришли.

***

Если спрашиваете и получаете ответ, и должны в чем-то слушаться, и нет расположения слушаться, то должны понудить себя к послушанию. «Царство Небесное, – говорит Господь, – силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12). Преподобный Иоанн Лествичник нам представил конституцию монашества: «Что такое монашество? – говорит. – Постоянное понуждение человеческой природы».

***

Вы всегда обязаны слушаться. Святые отцы говорили, что можем не слушаться только в двух случаях: в случае нарушения догматов и когда нам говорят что-нибудь безнравственное сделать. Во всем остальном мы обязаны слушаться. От послушания никогда никакого зла не бывает – только добро. Даже если Матушка по ошибке скажет что-то, и мы слушаемся, для нас все-таки будет польза.

***

Даже если великих старцев нет, есть благодать, и послушание все-таки обязательно. Не помните, что в «Отечнике» написано? Был монах, который жил один, и хотел иметь Старца, а не находил. Он поставил статую в келии, и каждый вечер клал поклон[3] [перед своим мнимым Старцем] и говорил «Благослови, Старче», целовал ему руку и уходил на свои послушания. И когда однажды собирался пойти в город и положил поклон, статуя заговорила: «Чадо, не уходи туда, потому что с тобой искушение случится». Статуи говорят?! Это благодать заговорила ради его веры.

***

Человек, который осведомляет и спрашивает обо всем старших, и духовно зависит от духовного руководителя, никогда не теряет, никогда не проигрывает.

 


[1] Впрочем, всякий вид монашества есть исихастический и трезвенный.

[2] Некоторые люди имеют так называемый созидательный характер, имеют склонность все менять (как они считают, к лучшему – и зачастую они правы), интересуются многим, за все берутся всем естеством (в худшем случае, и не за свои дела) – одним словом, проявляют инициативу во всем. Им в монастыре часто труднее подчиняться, особенно если Игумения с заниженной инициативой. Если старшая сестра имеет такой характер, она может начать смотреть на Игумению свысока, осуждать ее и не считать обязательным даже советоваться с ней о некоторых вещях. «Окроплять в чаше послушания» – значит выражать свое мнение, и, если Игумения одобряет инициативу сестры, совершить это дело, а если нет, не настаивать и не печалиться из-за того, что нам отсекли волю (хотение).

[3] Класть поклон – древняя монашеская традиция. При встрече Игумена (Старца), перед началом и по окончании всякого дела в знак подчинения и послушания подобает монаху сделать Игумену поясной поклон (иногда и земной), поцеловать его правую руку и опять сделать поклон.

О монашестве

Старец Иосиф Исихаст говорил, и нам эти его слова передали и наш Старец Иосиф Ватопедский, и Ефрем Катунакский: «Как ты, монах, поймешь, Бог тобой доволен, упокоевается тобой или нет? Это очень легко. Спрашиваешь Старца: “Старче, ты мной доволен?” Старец доволен тобой – Бог доволен тобой». Довольна Матушка сестрой – доволен Бог вами. Горе тому монаху, о котором воздыхает и кем недоволен духовный отец.

***

Мы приняли великое благословение и силу и оставили и родственников наших, и Родину нашу. Блага монашества великие и неописуемые. Это то, о чем апостол Павел говорит, что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2, 9).

***

Молюсь смиренно, чтобы Божия благодать нас просвещала, помогала нам и чтобы мы никогда, никогда не отчаивались, какие бы ошибки ни допустили. Бог призвал нас в монашество. Думаете, не знал Он, кто мы такие и какие мы? Не призвал для того, чтобы погубить, а для того, чтобы освятить.

***

Я не пришла [в монастырь], чтобы стать секретарем, не пришла, чтобы стать трапезарем, не пришла, чтобы стать поваром, ни чтобы в гостинице служить. Я здесь для того, чтобы стать монахиней. Я пришла сюда, чтобы полюбить Бога. Поэтому будьте внимательны. Иногда мне говорят монахи: «Нет времени читать, нет времени заниматься святыми отцами». Я им говорю: «Ты не для того пришел, чтобы читать в монастыре, а чтобы умертвить свои хотения. Для этого ты в монастыре. Ты пришел не для того, чтобы жить более удобно в монастыре, а чтобы в жертву себя принести». Поэтому, сестры, приходит уставщица, идет к одной, другой и останавливается перед пятой и говорит: «Ты будешь читать Псалтирь». Почему третьей не сказала, а сказала пятой? Потому что так указал Божий Промысел. Поэтому мы обязаны слушаться. Ты не уставщицу слушаешься в тот момент, а Бога слушаешься. Я не потому стала монахиней, чтобы уставщицу слушаться, а чтобы слушаться Христа, Которого люблю, Которому служу, к Которому тянется мое сердце. Вот так смотрите на вещи. Не надо так думать: «Что она надо мной насмехается, что каждый день меня ставит? Я что здесь раб? Зачем я здесь?» Если монахиня так начинает думать, она точно неудачу потерпит в монашестве. Так закончено дело, она потеряла смысл своего исхода.

Старец Иосиф Исихаст, наш «дедушка», говорил своим ученикам… (Я его не слышал, потому что мне было три года, когда он почил. Кстати, знаете, что в день Успения почил в 1959 году. Мне было тогда три, поэтому не знаю, что он говорил, мне передали его ученики.) Вот этот Старец Иосиф говорил, что монах должен слушаться, подчиняться и никогда на вещи и события не должен смотреть человеческим глазом, а всегда духовным. Мы здесь, сестры, пришли верою жить. Ничего не может случиться без воли Божией. Что Христос говорит? – Даже птица «не упадет на землю без воли Отца вашего» (Мф. 10, 29). Он знает даже, сколько у нас волос. Сейчас скажем, что – Бог волосами занимается? Что Он этим хочет сказать? Что Его Неусыпное Око постоянно за нами наблюдает.

***

Когда нас постригали, не обещали ли мы Богу послушание до смерти? Забыл вам сказать еще кое-что важное. Время от времени перечитывайте чин пострига, чтобы вспоминали, какие вы обеты дали Богу. Святой Афанасий Афонский является патриархом, основоположником афонского монашества, и у него было много забот с постройкой первого большого монастыря на Афоне. Является ему Богородица и что говорит? – «Ты не волнуйся. Я буду Экономом монастыря, буду Врачом вашим, буду вашей Питательницей. От вас только одного требую – соблюдения ваших монашеских обетов». Что сказала Богородица преподобному Серафиму Саровскому? – «Кто из сестер тебя слушается, в раю будет с тобой и со Мной». Это говорили святые отцы, сестры. Поэтому мы в монастыре. Монахиня, которая все это не соблюдает, черное носит, но монахиней не называется. Так святые отцы говорят. Смотрите, ошибки допускать будем, это будет точно. Благодать не обижается из-за того, что монах допускает ошибки. Знаете, когда печалится Дух Святой? Когда не уважаем наше призвание и делаем то, что нам подсказывает наш помысел. Если монах – постник, бдит, Иисусовой молитвой занимается и слушается, то он не называется ни бденником, ни молитвенником, а послушником, в основном. Потому что первое его дело, первая ностальгия даже – это соблюдение Божественных заповедей, потому что это путь, которым мы идем возлюбить Бога. Сам же Господь говорит, что «кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин. 14, 21). Потому что соблюдение заповедей вносит в наше сердце Божественную энергию. Эта энергия влечет, берет наше сердце и тянет его к Богу. Тогда, мои сестры, каждый день, который проходит, имеет смысл для монаха. Часто в Ватопед приезжают паломники и меня спрашивают: «Вы не чувствуете рутину в монастыре? Каждый день у вас все то же самое: служба, трапеза, послушание, служба, трапеза, послушание». Говорю: «Внешняя наша жизнь кажется рутиной, но внутренняя… Ведь каждый день для монаха – это откровение и новые нахождения сердца, которые тварным словом невозможно выразить. И живет он постоянно в блаженстве благодати». «Царствие Божие, – говорит Христос, – внутрь вас есть» (Лк. 17, 21).

***

Монах должен быть человеком радости. Радость эта не психологическая, а духовное состояние, потому что радость – это плод Святого Духа.

О монашеских искушениях от бесов

Кроме всех страстей и трудностей, есть еще и бесы, которые неустанно и постоянно нас борют. Это духи злобы, которые не спят, не отдыхают, не устают, не дремлют. Когда эта неравная война становится для нас посильной и можем мы в ней победить? Когда мы сошествуем[1] с всесильной благодатью. Сошествовать вместе с благодатью – значит соблюдать заповеди Божии, и, получая благодать, мы укрепляемся. Со временем мы, благодатью Божией, можем стать и устрашением для бесов. Просвещенный ум видит даже, что думает дьявол. Старец Иосиф Ватопедский своим духовным зрением очень часто даже видел, заранее знал, какое искушение подготавливали бесы. Это то, о чем говорит апостол Павел: «Нам не безызвестны его [т. е. сатаны] умыслы» (2 Кор. 2, 11).

***

Послушание исправляет все. Подчиняйтесь. Слушайтесь. Подчиняйтесь и следуйте распорядку, программе монастыря, общежития. Знаете, есть один особенный бес, который увеличивает наши болезни для того, чтобы мы не ходили на службы. Есть и другой бес (я вам сейчас перечисляю марки, модели бесов), который говорит нам, что ту или иную работу надо сделать обязательно сейчас, во время богослужения. Есть третий бес, который заставляет нас думать о послушании во время богослужения. Есть четвертая модель еще: заставляет нас говорить с другой сестрой о послушаниях во время богослужения. Все это, знаете, делает нашу ревность увядшей. Хотите ревность сохранить? Хотите опять восстановить? Будьте точными [т. е. усердными] в вашем присутствии на богослужениях. Единственное, что может вывести вас с богослужения – это послушание[2]. Не то, что вы будете заставлять Матушку благословить вам уйти, а если само послушание, которое по благоволению Божию исходит от сердца Матушки без того, чтобы Вы ее принуждали к этому. Что пишет авва Марк? «Если монах, – говорит, – смешивает свою волю с послушанием, он духовный прелюбодей». Хотите, например, встретиться со своей двоюродной сестрой, которая живет в городе, и подходите к Матушке: «Матушка, у нас в городе одно дело, которое не закончили и должны обязательно срочно закончить». И Матушка, конечно, отвечает: «Иди и заканчивай». А ты прежде думаешь о двоюродной сестре, а потом о деле. Вот это называется духовным прелюбодеянием. Так даем много прав дьяволу на нас этим поступком.

 


[1] В переводе с греческого – дословно «совоюем».

[2] Здесь не имеется в виду только дело послушания, а прежде всего послушание как добродетель, вид аскезы. В греческом языке существуют разные слова, объясняющие это понятие: υπακοή (ипакои) – послушание как добродетель и διακόνημα (диаконима) – дело (работа) каждого монаха, которое он исполняет за послушание (ипакои) Игумену, Собору Старцев монастыря. Также есть различие и в слове «послушник»: δόκιμος (докимос) – «испытываемый», «пробуемый», т. е. мирянин, который пробует стать монахом, так называемый новоначальный монах, и υποτακτικός (ипотактикос) – всякий монах. Во втором смысле послушниками бывают и схимонахи, и иеромонахи и т. д.

О покаянии и борьбе с грехом

Они [покаяние и борьба с грехом] связаны тесно между собой, это почти одно и то же. Начало борьбы со страстями – это постоянное покаяние. И первое официальное слово Предтечи Христа, и первая проповедь Христа – одно и то же слово по сути: «Кайтесь! Приблизилось Царство Небесное» (ср.: Мф. 3, 2). Не знаю, как в вашем языке, но в греческом очень точно. Там не «покайтесь» один раз, а это продолжительное настоящее время – «кайтесь». Настоящий кающийся тот, кто кается постоянно. Помните, что в «Отечнике» говорят? – «Кто такой монах? Тот, кто каждый день полагает начало». И как полагает начало? Покаянием. Сегодня мир не в порядке, знаете. И как думаете, что спасет мир от этого беспокойства, которое господствует на всей планете? Покаяние.

***

Думаю, как святые терпели те мучения, которым их подвергали идолопоклонники? В их сердцах постоянно пребывала благодать Божия. Мы так же, как мученики совести, должны иметь ту же благодать и делать все, чтобы благодать была с нами, чтобы преуспевать в нашей духовной жизни. Потому что война, брань наша неравная. Есть страсть, которую носим с рождения нашего. Есть страсти, которые унаследовали от своих родителей. Есть у нас и характер плохой. Есть еще страсти, которые нас пленили из-за нашей невнимательной жизни. Мы в рабстве этих грехов, согласно апостолу, который говорит: «Кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Пет. 2, 19). «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8, 34).

***

С пустословием, сестры, и еще с любопытством будьте очень осторожны. «Кто пришел? Что сказал? Что передали в новостях? О чем она думает?» – все такие вещи непозволительны для нас.

О смирении и самоукорении

Если вы сопротивляетесь Матушке, не слушаетесь и не хотите исполнять, что вам говорят, или ропщете, – когда такие вещи замечаете в себе, знайте, что спасение ваше – в самоукорении. Это одно из лучших лекарств для нашего исцеления. Помните, что святому Силуану Афонскому сказал Бог? – «Держи ум свой во аде и не отчаивайся». Что это значит? Самоукорение. Не помню, кто был этот святой в «Отечнике», который говорил: «Где будет сатана, там и я». Это тоже самоукорение.

***

Прежде думайте, что мы все носим искаженную, развращенную человеческую природу. Говори себе, что я виновна во многом перед Богом. Хотя я миллион миллионов раз согрешала, Бог все-таки меня прощает и опять дает мне благодать. Это уже повод для смиренномудрия. Господь любил апостола Иоанна Богослова больше других учеников. Что это значит? Никогда Господь не любил Иоанна Богослова больше, чем других. Иоанн Богослов по смирению говорил: «Ученик, которого любил Иисус» (ср.: Ин. 19, 26), а должен был он написать: «Ученик, который любил Иисуса больше всех». Он любил Его больше всех и по смирению говорил в обратном порядке. Бог нелицеприятен. Идет его дождь и на праведников, и на грешников, и на злых, и на добрых. Помню, мама мне говорила: «Будь хорошим мальчиком, чтобы Бог тебя любил». А я думал: «Разве плохих мальчиков Бог не любит?» Бог никогда ничего плохого не делает. Говорят, что Бог любит дьявола так же, как и Божию Матерь. И дьявол не по природе злой, а выбором своим злой, произволением[1].

***

Сестры, у меня тридцать лет жизни на Святой Горе без преуспеяния. К сожалению, я очень молодым вошел в область ответственности за другие души. Я знал, из-за того места, которое занимаю, и встречал очень многих монахов, которые действительно много сделали для своих монастырей: здания укрепляли, находили источники содержания и совершали дела, которые действительно нужны были их обителям. Но так как не были они внимательны в своей духовной зависимости [т. е. послушании], то сегодня встречаешь их и видишь, какие они черствые и жесткие. У них грубое сердце. Их жаль, очень жаль. Ведь они столько лет в монашестве, и ждешь сердце милости, сердце щедрот, сердце снисхождения – и нет у них такого сердца. И не были они похожи на того монаха, о котором рассказывается в «Лествице». Святой Иоанн спросил этого монаха: «Что ты нашел за сорок лет в монашестве?» Помните, что отвечает этот благословенный монах? «Пропасть смирения, глубину смирения», – говорит. Вот этого мы должны достигнуть и иметь.

 


[1] Это выражение встречается у одного из лучших православных богословов ХХ века протопресвитера Иоанна Романидиса. Здесь имеется в виду, что любовь Божия простирается на всю тварь. В зависимости от того, как откликается каждая из них на эту любовь, вкушает столько же от этой любви. Бог нелицеприятен, чтобы одному подавать больше, а другому меньше. 

О подражании Христу

Как Сам Христос представляется нам? Его ученики задавались вопросом: «Кто этот наш Учитель, Который повелевает стихиям природы, Который потом голодает, Который устает, потом спит и так два естества показывает, ходит по морю, воскрешает мертвых? Кто же этот наш Старец?» И говорит Христос: «Вы не спрашивайте друг друга, кто Я такой, Меня прямо спросите. Знайте, что “Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим”» (Мф. 11, 29). Вот этому Христу мы служим, этого Христа имеем перед глазами, Ему должны подражать, этого Христа должны полюбить. Он должен быть нашим дыханием, и мы должны в Его размышления войти. «Мудрствуйте вы то же, что и во Христе Иисусе» (ср.: Флп. 2, 5), – говорит апостол. Вот, сестры, Его помните. Часто братьям говорю: «Подумайте, что будет, если хотя бы на секунду не будет Христа в нашей монашеской общине? Что останется в монастырях? Ноль, большой ноль. Сровняется все с землей. Абсолютно ничего». Поэтому обязаны мы Христа полюбить. Когда увидит Он, что наше сердце тянется к Нему, тогда Он придет к нам, потому что Он в сто, в тысячи раз больше хочет этого – соединиться с нами.

Об этом говорится в Ветхом Завете: «Ядущие Меня еще будут алкать, и пьющие Меня еще будут жаждать» (Сир. 24, 23). Тот, кто Бога вкусил, никогда Им не насыщается. Это тайна такая: и насыщаемся, с одной стороны, наполняемся полностью, но, с другой стороны, жаждем все больше и больше. Будем молиться, чтобы Дух Святой пребывал в нас, и Он пребывает в нас, когда видим Его плоды в нас. Об этих плодах говорит нам апостол Павел: «...любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5, 22–23). На эти вещи будем обращать внимание, сестры. Что, думаете, есть духовная жизнь? Ласка, думаете, и кладезь чего-нибудь? Монашество – это крест. Христу говорили: «Если Ты Сын Божий, сойди со Креста (Мф. 27, 40), и мы поверим Тебе (ср.: Мк. 15, 32)». А Он молчал и не сошел со Креста, потому что и был Богом-Словом. Но помните до этого, когда пришли Его схватить, свет[1] вышел из Него, и все упали на землю. Это все для того, чтобы показать, что Сам Он хотел всего этого: волею распялся, волею предался, волею пострадал, волею был осужден[2]. Повели Его к Пилату – опять молчал. И по-человечески казался побежденным и неудачником. Таким неудачником, что даже ученики соблазнились и опять стали рыбачить. Сказали: «Вот до этого была наша слава». Двое учеников Его отреклись полностью. Первый, самый старший ученик, – Петр – отрекся от своего Старца. К счастью, что потом покаялся. А другой, окаянный, потерялся. Кстати, знаете, почему это случилось с Иудой? Потому что он помыслы свои скрывал, и поэтому стал жертвой дьявола. Он был вором, сребролюбцем. И когда блудница пришла с миром драгоценным, говорит этот несчастный Иуда: «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» (Ин. 12, 5). Что говорит апостол Иоанн потом? Не то, что о бедных он заботился, а вором был, и ящик у него был с деньгами, и воровал оттуда (ср.: Ин. 12, 6). Потом спрашиваем, сестры, себя: «Как Царь Славы его терпел?» Терпел вора и дал ему даже мешок с деньгами. Терпел его столько, более чего уже невозможно было терпеть. Вот Ему мы и служим, Он – наше дыхание, наша радость, наше спасение. Он, как Старец Иосиф говорил, «центр нашей любви». Поэтому уходите от эмоций, сентиментальности, от дружбы. Возлюбите Бога по-настоящему, и тогда вся вселенная войдет к вам в сердце. Духовный человек сопереживает вместе со всем человечеством, но в то же время остается радостным. Это чудо святого человека-Христоносца. Мы в монашестве свидетельствуем об этом, потому что вся красота христианства выражается в монашестве. Поэтому Иисусова молитва пусть не оставляет ваши уста ни на секунду – «именем Иисуса бичуй супостатов, врагов». И будете буквально плавать в благодати, будете отдаляться от всего земного, преходящего. Как Старец Паисий выражался, «будете выходить из орбиты Земли и переходить на орбиту Бога». Таким является благодатный человек, который обнимает Крест Христа.

***

Было у Старца Иосифа Исихаста искушение очень большое. Вообще, каждый раз, когда было у него большое искушение, являлся ему распятый Христос и говорил: «Посмотри на Меня, что Я ради вас претерпел». «И все, – говорит, – помыслы у меня терялись тогда, уходили от меня». Поэтому опять, как всегда боголепно и богодухновенно, святые отцы над Крестом Господа написали: «Царь Славы». Распятый является Царем Славы. И «Распятый» стало как бы Его прозвищем. Помните, когда мироносицы пошли ко гробу Христа и нашли его пустым, Ангел уже о Воскресшем Христе сказал: «Иисуса ищете… распятого; Он воскрес, Его нет здесь…» (Мк. 16, 6)? Это был триумф Христа.

***

Будем надеяться на милость Божию великую, на то, что Христос нас любит. Будем надеяться на Его любовь. Будем говорить: «Христе, сделай исключение и меня спаси». Это же не трудно! «Ты же знаешь, что я хочу спастись, но не могу», – так с Христом наедине говорите, так беседуйте с Ним. И увидите, как это прекрасно!

 


[1] Согласно учению святителя Григория Паламы это был нетварный свет.

[2] Сила Христа была неизреченна, так что напавшие на Него воины не смогли бы распять Его, если бы Он Сам не предался им добровольно. Только одним вопросом Своим «Кого ищете?» Господь ослепил глаза их и поверг на землю.

О молитве

Часто, когда я ходил к моему духовному отцу Иосифу, видел его плачущим. Говорю ему: «Старче, почему Вы плачете?» – «Я всегда думаю о Боге. И как проходит время, все больше и больше Христа чувствую как своего Отца. И не может мое сердце это выдержать». А первыми жертвами любви Божией являемся мы – монахи. Поэтому мы обязаны Его полюбить, чтобы искать Его, жаждать Его и жертвовать собой ради Него. Как и пророк Давид говорил о бесплотном тогда Боге-Слове. А Он перед нами сейчас уже Воплощенный, и едим уже Его Тело и Кровь. «Каждый день умерщвляемся ради Тебя мы, как овцы на заклании» (ср.: Пс. 43, 23). Поэтому наряду с отсечением своей воли, насколько можете, больше занимайтесь молитвой Иисусовой, чтобы никогда с ваших уст не сходило Преблагословенное Имя Господа. Такое утешение и радость даст нам это делание, с которым не сравнятся никакие блага этой земли.

Как проходить Иисусову молитву без руководителя?

Должны так просто молиться, настаивать[1], говорить эту молитву, и сегодня уже такие легкие средства коммуникации, что обязательно найдете человека, который знает это. Бог никогда не оставит душу, которая подвизается и старается ради Него.

 


[1] То есть иметь постоянство в занятии Иисусовой молитвой. 

Об очищении сердца

Когда, дочь, соблюдаешь заповеди, сама не будешь понимать, как мало-помалу будет очищаться сердце. Это как маленький мальчик, ребенок, который сам не понимает, но видит, что растет. Знаете, дети до юношеского возраста, до двадцати, каждый год растут. Мы понимаем, что они растут, а сами они не понимают этого. Так и сердце соблюдением заповедей очищается, в том числе от бывших, прошлых грехов[1]. И чем чище сердце, тем больше ощущение благодати. Поэтому говорит Христос: «Блаженны чистые сердцем, яко они, как раз они, узрят Бога» (ср.: Мф. 5, 8). Очень помогает молитва с болью, с болью. Говорите: «Христе, Ты же знал, кто я такая, Ты же, когда мир сотворил, уже знал, кем буду, и знал, какой у меня плохой характер, но, несмотря на это, Ты меня позвал. Ты не позвал, чтобы меня погубить, а позвал, чтобы меня освятить. Поэтому не уступаю ни за что. Я Тебя желаю, Тебя ищу. Без Тебя моя жизнь черная». Вот так Ему и говорите. И увидите, как Он вам поможет. Это называется похвальной дерзостью.

 


[1] Имеется в виду не только очищение от греховных дел, но и от самих воспоминаний греха.

Сколько времени монах должен отдавать молитве, а сколько - послушанию

Матушка, это Вы должны эти вещи уравновешивать. Работы, знаете, не кончаются. 48 часов если будут сутки – не хватит нам на работу. У нас в Ватопеде очень много людей и очень много нужд. Как только я стал Игуменом (мне было тогда 34), пошел взять благословение после интронизации к Старцу Ефрему Катунакскому. Он мне говорит: «Я тебе две вещи скажу, но хочу, чтобы ты эти две вещи соблюдал. Ты в большом сейчас монастыре. Многие придут и станут здесь монахами». – Тогда их было 25. – «Будут к тебе приходить и говорить: “Отче, там много дел, надо то и то сделать срочно”. Никому не позволяй уйти с богослужения, кроме тех, кто служит на трапезе и на кухне. И те пусть делают во время богослужения только то, что не могут в другой час сделать. А остальным разреши уйти с богослужения только тогда, когда загорится весь монастырь». И, благодатью Божией, насколько могу, это соблюдаю. И вижу, что пользу получают монахи. Мне говорят, что в других монастырях на повечерие только 4–5 отцов приходят, потому что тогда в разгаре работы. Я их [братию Ватопедского монастыря] позвал всех и сказал: «И на повечерии никто не будет отсутствовать». И, благодатью Божией, отцы слушаются. Если кто-то не придет с «Благословен Бог наш…», то есть с первого возгласа [богослужения], и опоздает по нерадению – приходит и исповедуется в этом.

***

То, что опаздывают сестры на богослужение, Матушка, и особенно на утреннее, – это надо как-то привести в равновесие, и телесные работы сочетать с отдыхом, чтобы сестры имели силы ходить на службы, потому что богослужение, по сути, – одно из главных, если не первое занятие монаха.

Афонская уставная традиция Причащения Святых Христовых Таин

Мы причащаемся очень часто: по вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям. Пост – вообще не догматическое предусловие для Святого Причастия. Даже пост! Если бы это было обязательным предусловием, первым, кто должен бы был поститься, – это священник. Каждый поститесь только в пост, который установлен для всей Церкви. Святитель Василий Великий, помните, пишет, что четыре раза [в неделю] причащались. Даже по средам и пятницам. Удивительно, ведь вторник и четверг – не пост. Мы в монастыре совмещаем (и в других монастырях у нас на Святой Горе): понедельник – это пост без елея, во вторник причащаемся, в среду опять без елея пост, в четверг причащаемся опять, в пятницу пост без елея, в субботу причащаемся. В субботу утром едим все, и скоромное (но, знаете, мяса, конечно, никогда не едим), и в субботу вечером едим постную пищу с елеем, но без вина. И причащаемся и в воскресенье. В воскресенье обязательно монах должен причащаться[1]. Не причащаемся только тогда, когда есть какая-то епитимья. Только в случае епитимьи должен отлучаться от Причастия монах по воскресеньям.

На Светлой Седмице, как исключение, каждый день причащаемся[2] – без поста. Единственная неделя, когда без поста причащаемся, потому что считается она одним днем. Вся неделя Светлой Седмицы считается одним днем – Пасхой. Старец Софроний (Сахаров) говорил: «Современные люди не могут умным деланием заниматься столько, сколько древние, из-за упадка нервной системы людей. То, что восполняет недостатки наши в умном делании – это Святое Причастие». Литургия и потом Причастие вместе. Многие братья мне говорили, как после Причастия сама зажигалась у них в сердце молитва Иисусова. Один брат причастился, и два дня молитва у него сама творилась, даже когда он спал. И, конечно, невыразимая была сладость в сердце, потому что это дар. Даром дается нам духовная пища. Не говорит ли Христос, что «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную»[3] (Ин. 6, 54)?

***

Мы каждый день службы совершаем в соборе [Благовещения Пресвятой Богородицы] до Первого Часа[4], потом расходимся по маленьким храмам. Каждый будний день где-то десять Литургий совершается одновременно. В соборе у нас Литургия по воскресеньям и по большим праздникам. Тогда соборное служение, все священники служат.

Так что, «горе имеем сердца».

 


[1] В остальные дни в Ватопедской обители, чтобы ни в одной церкви Святая Чаша не возвращалась в алтарь хотя бы без одного причастника, накануне уставщик выбирает по списку братьев по числу Литургий следующего дня (от 7 до 10) и просит приготовить им постную пищу.

[2] В Великий пост братия Ватопедского монастыря причащаются также каждый день. Божественная Литургия Преждеосвященных Даров совершается в Ватопеде ежедневно, кроме первых двух дней Великого поста и Великой Пятницы.

[3] Такая насыщенная литургическая жизнь существует, пожалуй, только на Афоне, но в общих чертах такая же практика распространена во многих монастырях. Особого приготовления перед Причастием у афонитов нет, ведь вся их жизнь и есть приготовление к Святому Причастию. Послушание, молитва, строгость распорядка монашеской жизни, аскеза – все это и является приготовлением к Причащению Святых Христовых Таин. Две трети жизни афонских монахов составляет пост (причем больше половины его – без елея), каждый день братья несут подвиги бдения и непрестанной молитвы, стараются хранить совесть чистой и постоянно (зачастую и каждый день) очищать ее исповедью и откровением помыслов, стараются исполнять в точности послушание. Что еще больше можно сделать, чтобы лучше подготовиться к Святому Причастию? Кроме молитвенного правила перед Святым Причащением, каждый брат совершает (кто сколько может) духовные и телесные добровольные подвиги, всегда все согласуя со Старцем. Так часто афониты причащаются не потому, что достойны этого, но потому, что, как и все люди, больны и нуждаются в духовном лекарстве. Поскольку нет у братьев таких грехов, которые являются препятствием к Причастию, они не отдаляют себя от этого Животворящего Источника. Нежелание приступить к Святой Чаше для афонских монахов служит поводом для самоукорения.

[4] Имеется в виду чинопоследование богослужения Первого Часа (совершается после Утрени).

О духовничестве в женском монастыре.

Во-первых, в женских монастырях Матушка Игумения – это не только управляющая, администратор, а Игумения, прежде всего, – это духовная мать сестер. Она принимает помыслы сестер.

***

Духовником монастыря не должен быть женатый священник. Я, как не знаю ничего о браке, что мне советовать брачным людям, когда нет у меня опыта этой жизни? Я не пренебрегаю женатыми клириками, но поскольку они не знают, что такое девство, как они могут вдохновить дев? Потому что, по сути, что делают Игумения и духовник? Должны вдохновлять сестер. Ведь если чем-то не живем сами, не можем этим вдохновлять других.

***

Женатый священник приходит, служит Литургию, – чаем угостите, «Отче, благословите, до свидания» – только. Не надо вообще, чтобы отношения имел с сестрами: ни встреч, ни бесед духовных – ничего. Пусть приходит какой-нибудь благоговейный и богобоязненный иеромонах, который будет исповедовать сестер. Сейчас вы можете это сделать. Раньше был коммунизм, и тогда можно было всякие снисхождения делать, но сейчас, думаю, все изменилось благодатью Божией, и поэтому вы можете уже линию иметь, которая ближе к святоотеческому преданию. Сами белые священники должны приходить советоваться с вами. Что говорит святой Иоанн Лествичник? – «Свет мирянам – монахи, а свет монахам – Ангелы». Не хочу умалять значение мирских священников, но у них просто другое служение.

О необходимости духовного руководства

Не может человек стать врачом, только читая медицинскую энциклопедию. Нужен специалист, у которого он будет учиться. Не будьте себе советниками. «Человек, который сам себе советник, сам себе враг», – говорит святитель Василий Великий. Нет хуже вещи для монаха, чем то, что он поверит своему помыслу. Старец Иосиф Исихаст, говорят, так выражался: «Видишь монаха, который в заблуждении, прельстился, – знай, что он прежде поверил своему помыслу».

Как найти духовного руководителя?

Бог, если вы этого желаете искренно, покажет вам человека, который разрешит ваши недоумения.

О взаимоотношениях сестер

Во-первых, вы должны быть между собой сестрами, а не подругами. Должны уважать друг друга. Должны избегать всех сентиментальных пристрастий друг к другу, чтобы отношения ваши с сестрами были всегда в рамках того, что нужно, а не того, что вам хочется. Наш Старец Иосиф Ватопедский дал нам такую основу: не разрешается брату входить в келью другого. Только когда он болеет, врач или тот, кто несет ему еду, заходит в келью другого – никто другой. Если кто войдет, и просто так особенно, я не знаю, например, чай пить или что подобное, – отлучение от Причастия. Не позволяется ему причащаться.

***

«Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать» (Рим. 15, 1). «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2). Старец Паисий говорил: «Если, сестры, нас в киновии не используют все, – мы неудачники». Приходит сестра к Матушке и говорит: «Матушка, кто мне в этом деле поможет?» И Матушка отвечает: «Вот та, другая сестра». И та сестра, о которой Матушка говорит, может быть, немножко не идеальна. А меня посылает к ней Матушка. И я как раз к такой и пойду, которая всю работу свалит на меня. Вот тогда я и радуюсь. Это для меня большое благословение.

***

Любите духовно и Матушку, и друг друга, имейте мир между собой и берите всегда вину на себя, даже если вы в том конкретном случае невиновны. Как говорят отцы, в одних искушениях мы сами виновны, но в иных, которые попускает Бог, Он воспитывает нас за те или другие прегрешения. Живя так, мы можем иметь постоянный духовный энтузиазм.

***

Будьте внимательны: женский пол вообще характеризуется ревностью, знаете. Старец Паисий говорил однажды мне: «Послал в некоторые монастыри свои письма, и сестрам, у которых была большая нужда, я писал письма побольше, а у кого не было серьезных проблем, им просто несколько слов писал, чтобы утешить. Они, когда получали конверты, рукой трогали, насколько большое письмо (выглядит, говорили, конверт потолще), и ревновали». «И, отче, – говорит, – что мне было делать? И клал я пустые бумаги, чтобы все конверты были одинаковыми, чтобы не ревновали сестры».

***

Старец Иосиф нам говорил, что «если брат видит какое-то согрешение другого брата и покрывает будто бы по любви (то есть тот, кто скрывает, видит, но не говорит Игумену), получит двойную епитимью и вдвойне виновен». Здесь не армия, где стучат друг на друга, чтобы был наказан другой. Здесь говоришь ответственным о сестре ради того, чтобы ответственные в монастыре ей вовремя помогли.

Из одного монастыря, находящегося в миру, один монах по ночам, по вечерам уходил и приходил утром на службу. Другой же брат знал об этом, но не сказал Игумену до тех пор, пока тот монах не снял рясу и не ушел из монастыря [в мир]. Тот, кто знал это и скрывал, думаете, не виновен во всем этом? Я скажу, что очень даже виновен. Если видите, что сестра совершает какой-нибудь грех, обязательно скажите об этом наедине Матушке, называя и имя сестры[1].

Здесь вы все сподвижницы, все стараетесь, все вы люди, все вы падаете, все вы исправляетесь. Даже если кто-нибудь узнает о вашем прегрешении, кто-то что-то скажет, – это тоже не трагедия, потому что вы – одна семья. Если одна сестра что-то большее узнает о вас, этим мир не теряется. Не знаю, как вы, но в семье я знал все недостатки и все черты характера моих братьев и сестер. Если мама с одним из моих братьев или сестер начала бы разговаривать о каком-то моем недостатке от хорошего расположения ко мне, я бы не обиделся из-за этого.

***

Есть еще в душе одна гибельная привычка, которая называется дерзостью, излишней вольностью. Очень плохие результаты от этой привычки. Один брат однажды ущипнул другого брата. И так, что даже больно было другому. Я на три месяца его отлучил от Причастия, чтобы никогда больше не делал этого. Говорю: «Святую Чашу будешь только издалека видеть. Даже миряне будут причащаться, большие грешники, а ты будешь смотреть издалека». Тогда еще Пасха пришлась в эти три месяца – и остался и на Пасху без Причастия. Это [т. е. дерзость] никак не позволительно для нас.

Однажды я был в одной школе в Салониках и увидел там двух учеников где-то 6–7 класса. Один бил безжалостно ногой другого. Говорю: «Ты почему его бьешь?» «Я, – говорит, – отче, по любви». И так сильно ударил, что там рана у него была. Мы, монахи, никак не можем такие вещи даже в малых выражениях делать. Скромность, благоговение – это украшение монаха.

***

Монах должен смотреть за собой, как он ходит. Один монах, когда по лестнице сходил, всегда бежал через ступеньку. Так тоже не подобает делать, знаете. У нас не школа, а монастырь. Монах должен ходить правильно, сидеть правильно, есть правильно, общаться с людьми правильно, быть всегда вежливым. Монах всегда со всеми, но в то же время далеко от всех – тогда у него постоянный мир в душе.

***

Когда по телефону кличками называют друг друга, такими иногда унизительными, – это тоже считается выражением любви. Монах во всех своих словах и выражениях должен скромным быть… Берите телефон, когда звонят, и не говорите «алло», а говорите «благословите». Не говорите «слушаю» или «до свидания», а говорите опять «благословите», «буди благословен». Хорошо сделаем, если не «да» ответим мы, когда что-нибудь говорят, а «буди благословен».

***

Если Матушка любит каких-то сестер больше, чем других, – вы Бога любите и не смотрите, кого Матушка любит больше. Я исповедую нескольких сестер в одном монастыре. И на исповеди иногда у какой-то сестры большая нужда, и остается на исповеди полчаса, и если другая будет пятнадцать минут, сразу говорят: «Наверное, Старец ту любит больше и поэтому с ней полчаса говорит». Знают и по времени, сколько любит. Это слабость вас, женщин. От такой мелочности вы должны избавиться, сестры. Говорите себе: «Я здесь не для того, чтобы Матушка меня любила или сестры меня уважали, а чтобы полюбить Бога до конца и стать жертвой всесожжения для Бога». Как хорошо, когда нас никто не любит! Я отчасти пережил это и говорю, что большего благословения нет, когда ни от кого из людей нет любви. Где, дорогие сестры, нет человеческого утешения, там приходит Божественное. Поэтому, чтобы стяжать полноту благодати, должны вы быть унижены и оставлены всеми. «Будете ненавидимы всеми за имя Мое» (Мк. 13, 13). «Перед правителями и царями поставят вас за Меня» (Мк. 13, 9). «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня» (Мф. 5, 11).

***

Возлюбите, сестры, Бога. Тогда полюбите всех людей по-настоящему, не так, по-человечески только. В этом и есть причина, сестры, того, что многие миряне любят монахов и связаны с ними ближе и теснее, чем со своими родственниками по крови и плоти. Потому что чувствует душа того человека настоящую христианскую любовь. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35). Эта любовь наша между собой – наша виза, паспорт. Любовь.

И еще помните: Он первым нас полюбил.

 


[1] Это не значит, что монахини должны постоянно наблюдать за другими вместо того, чтобы оплакивать свои грехи. Ведь общежитие – это воплощенная во Христе любовь, поэтому, говоря о немощах сестры, нужно руководствоваться только любовью, желая исправления сестры и переживая за нее. Только болея душой за поступок сестры и внутренне молясь за нее, можно говорить о ней Игумении. Никогда нельзя требовать от Матушки наказать сестру или указывать, каким путем ее вразумить. Нужно лишь осведомить Игумению о случившемся, не имея при этом в своем сердце ни осуждения, ни злорадства. 

Об отношениях между старшими и младшими

Старшие должны быть милостивыми и снисходительными, чтобы не были более царственными, чем цари. Иногда старшие сестры более строгие, чем сама Матушка. Это неправильно. Если младшая ошибку допускает, вы только можете указать, не обличать. Скажите так: «Если благословишь, сестра, сделаем эту вещь так». Если она помрачена и не слушается, то больше ничего не можете сделать. Идете к Матушке, и она уже со своего места, как власть имущая, вмешивается. Иначе будет превышение наших прав, которые имеем в монастыре, и тогда вмешивается и дьявол в дело.

***

Если младшая сестра не слушается старшей, пусть старшая в этом случае смиряется, но известит об этом Матушку, чтобы не осталось это зло.

***

К Старцу Паисию один монах пришел и сказал: «Такой-то брат, из младших, не понимает меня». «А ты, – говорит, – его пойми». Любовь всегда вмещает, берет в свое сердце другого. «Любовь все покрывает… все переносит. Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13, 7–8). Во Христе жизнь – это не драгоценное, а великое богатство [т. е. больше, чем драгоценное]. У того, у кого есть духовная жизнь, каждый день новые духовные предметы интереса. Поэтому не будьте печальны, не будьте грустными, не обращайтесь, не идите назад. «Никто, возложивши руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). Любите друг друга, и где будет любовь, там будет и гармония в обстановке, будет мир, радость.

Какие причины охлаждения к духовной жизни

Какие причины охлаждения к духовной жизни?

Когда нет правильного распорядка или нет чистоты совести.

Что делать монаху, чтобы избавиться от нерадения?

Слушаться, следовать программе монастыря и никогда не отказываться от возложенного на него послушания.

Как избежать ревности не по разуму?

Поэтому есть у нас духовные руководители, чтобы в таких случаях тоже руководили нами. Поэтому и существуют руководители. У нас вопрос: может быть, то, что делаю, это неправильно? Матушка, я делаю то и то, может быть, я преувеличиваю? Я все это возлагаю на суд, суждение Матушки. Она решает мои недоумения. Все мы так делаем.

О пользе духовных бесед

Что еще очень помогает в монастырях – это живое слово. Наш Старец Иосиф всегда проводил собрания, и много пользы мы получали от этого. Было время, когда он каждый день нас собирал после повечерия. Помню, как ждали вечера и буквально жаждали его слова. У нас дважды, два раза в неделю, собрание. Мы анализируем, читаем и комментируем какой-нибудь святоотеческий текст. Очень любят это отцы и очень большую пользу получают.

Каких святых отцов «Добротолюбия»

следует читать живущим в общежительном монастыре?

Всех. Все святые отцы об общежитии говорили. О той же божественной любви говорили и безмолвники, которые одни жили. А киновия – общежитие – это воплощенная во Христе любовь[1].

 


[1] Здесь имеется в виду, что все святые отцы писали, в основном, для тех, кто живет в общежительных монастырях – киновиях. Киновия же – это воплощенная любовь. И что очень важно – это любовь именно во Христе! Если же безмолвник пишет о любви (как бы только для безмолвников), это все-таки та же любовь, которая опытно переживается и в киновии. 

Об уходе из монастыря

Отец Ефрем Катунакский говорил мне: «Я аскет, и как бы нейтрален в отношении киновий – общежительных монастырей. 90 % из тех, кто из святогорских киновий уходил по своей воле, приходили ко мне исповедоваться. И потом время от времени тоже приходили и мне свои помыслы открывали. Я же со всей ответственностью говорю, как простой монах-келлиот: “Никто, абсолютно никто, уйдя по своей воле из монастыря, не преуспел – никто”». Если монах из своего покаяния, а покаянием называется монастырь, где он постригался, уходит по своей воле без благословения – не преуспеет. Исключено! Это знаете и вы.

О вкушении пищи вне трапезы

Когда и так вы едите на трапезах несколько раз, нет нужды еще есть. Но если видите, что этого вам недостаточно, всегда ставьте печать благословения. Попросите Матушку, чтобы дала благословение, чтобы дала общее благословение, что в такой-то момент и, кроме трапезы, буду что-то брать. Не угощайте без благословения друг друга и не берите ничего без благословения Матушки вне трапезы. Старшая сестра не может угостить чем-то сладким младшую, если у нее нет на это благословения.

О современных средствах коммуникации.

Сейчас уже созданы телефоны, через которые можно видеть того, с кем говоришь. Миряне радуются, когда видят друг друга. Но для нас все такие визуальные впечатления нехороши, потому что это потом мешает в очищении ума.

***

У нас тоже, бывает, приходят паломники, подносят телефон и говорят: «Давай поговори немножко с моей женой, поговори с моим сыном». Когда об этом я узнал, сказал отцам: «Кто даже и так поговорит с кем-нибудь по мобильному на территории монастыря – отлучаем от Причастия». Мы вышли из мира, и если мы телесно вне мира, но умом там, тогда какой смысл нашего исхода? Вот это – как дыру сделать на воде. Это значит ничего не сделали нашим исходом. У меня, Игумена, часто есть нужда поговорить во дворе или где-нибудь по мобильному, но не говорю, чтобы не подавать плохого примера братьям.

***

Матушка, будьте еще очень осторожны с интернетом. Это большое зло для нас, монахов. Пусть занимается только та сестра, которая имеет исключительную нужду работать в интернете. Существуют фильтры, чтобы вам не посылали всякие грязные и скверные вещи. Знайте, для монашества это большое зло.

Как сохранить монашеское устроение при общении с мирянами

Слушайтесь, будьте в послушании [у Игумении], и сами увидите, что все это [т. е. общение с мирянами] вас задевать не будет. Если это все делается только по послушанию.

***

Вот еще одно плохое свойство, которое есть у мирян. Есть один бес, который внушает человеку исповедоваться всякому встретившемуся. То есть мирянин думает, что всякий, кто носит рясу, – духовный человек, и ему (или ей) исповедуется. Сестры не должны слушать всю грязь мирян. Если Матушка благословит какую-нибудь старшую сестру кого-нибудь выслушать или утешить – пожалуйста. Но то, что кто-нибудь является старшей, не дает ей автоматически благословения, что она уже может исповедовать людей. Если кто-то из мирян подойдет и будет вам рассказывать о грехах и о блудах (они это обычно делают сегодня), то их нужно останавливать и говорить: «Пожалуйста, расскажите все это не мне, а духовнику» – чтобы не наполняли вы ум грязью.

Об отношениях монашествующих с родственниками

Держитесь вдали от родственников. А у вас, женщин, пристрастие к родственникам на повышенном уровне. Есть у меня тоже несколько монахинь, которых исповедовал. Вот и говорил им на днях о том же. Дают мне записку: «Помолись о моей племяннице», «Помолись о подруге моей двоюродной сестры», «Помолись о моей тете», «О моей бабушке». Я их спрашиваю: «А почему никогда не просите, чтобы я помолился о вас? О тетях, и мамах, и бабушках каждый день мне записки даете». Это пристрастие к родственникам под личиной благоговения и заботы о них. «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф. 8, 22) – помните. Вот госпожа Катерина[1] говорит мне: «Позвони твоей сестре, она тебя ищет». Нарочно ей не звоню. Почему? Потому что не люблю ее? Я ее духовник даже. Но вижу, что благодати это приятнее, чем когда я с ней часто общаюсь.

***

Я был еще в Неа Скити [Новый Скит] до того, как стал Игуменом в Ватопеде. Поехали однажды в Салоники. Нас было трое: Старец Иосиф Ватопедский, я и еще один брат. И говорит брат: «Старче, может быть, мне позвонить моей маме, с которой не общался уже многие годы?» «Позвони, сын», – говорит. Тогда и я начал думать: «Давай я тоже позвоню маме». И была у меня брань спросить, выпросить благословение, но не просил. Вот из-за этой маленькой вещи (я никогда не забуду этого), когда пошел я совершать свое правило в келью, то не мог вместить благодать целый вечер из-за вот этой маленькой жертвы. Не думайте, что ваше общение с родственниками спасет их. Знаете, что их спасет? Когда вашей чистой жизнью будет у вас дерзновение перед Богом, и одним своим воздыханием вынудите Бога пойти и Самому помочь вашим родственникам.

 


[1] Прибыла из Греции с Архимандритом Ефремом в Полоцк.

О силе веры

Старец Паисий одно время жил на Катунаках, и был у него один серьезный вопрос, и не у кого было спросить. Каждый вечер поблизости от него проходили мулы, и перегоняли мулов какие-то пастухи. «И вот этого пастуха, давай, – говорит, – спрошу, помолюсь и спрошу, чтобы он разрешил мое недоумение». Он лично мне говорил, что «этот неотесанный и безграмотный пастух такой ответ мне дал, какой от самого великого богослова не слышал». Это ради его же веры. Вера все это сотворила. Помните, Христос совершал чудеса? Какие были предпосылки для чудес? Вера. «О, женщина! – говорит, – велика вера твоя» (Мф. 15, 28). Велика! «Вера твоя спасла тебя, – говорит другой. ­– Иди в мире» (Мк. 5, 34). Или: «И в Израиле не нашел Я такой веры» (Мф. 8, 10). Это все вера делает. Так что и вы верьте в Бога. Святые отцы говорили, что скорее солнце взойдет с запада, нежели Бог оставит того, кто Его призывает или просит помощи.

***

Невозможное для людей возможно для Бога. Богу все возможно. Верой, сестры, живите, верой! Вера – это ключи всех таинств Церкви. И, говорю, веру – не вступительную веру, а веру созерцания, которая принадлежит нам, монахам. Верой созерцания называется та вера, когда Бог просвещает ум человека, и он понимает, как Бог промышляет и думает о каждом человеке и обо мне отдельно, потому что у меня опыты Его Промысла в моей жизни. А дальше, если сердце еще очищается, уже видит ум, как управляет Бог всей тварью, и это видение еще увеличивает веру, вот эту веру, так называемую веру созерцания. Наш Старец говорил, что она очень важна.

Ничего не бойтесь!

Во всяком случае, бояться никогда ничего не надо. Бог – Отец, и никогда ни для кого не поздно [исправиться]. На иконах нередко изображены святые, совершавшие когда-то такие грехи, о которых даже и говорить стыдно.

***

Вот святая Евфросиния жива уже столько веков. Жива она и покровительствует не только вам, а всей вселенной! Как только мы зашли в храм, почувствовали ее большую благодать. В вашем храме знаете, какая от ее святых мощей благодать? Как туман, который иногда не дает нам даже видеть друг друга. Так что бояться вам нечего. У вас большое, великое сокровище в монастыре.

***

Так что, сестры, не бойтесь ничего. Не бойтесь! С нами Бог! «Разумейте, языцы, и покоряйтесь, яко с нами Бог» (ср.: Ис. 8, 9–10)!

О современных афонских старцах

У нас великая ответственность, потому что жили мы с духовными старцами. Наш отец Старец Иосиф улыбнулся через два часа после смерти, знаете? У него была сердечная недостаточность. Братья, которые были, когда он почил, из-за неопытности не закрыли ему челюсть. И через два часа закрылись сами уста. А лицо у него, видите [показывает фото почившего Старца Иосифа Ватопедского], как у живого – это не мертвого человека лицо!

***

У Старца Иосифа Исихаста была келья. Жили они, и такая традиция маленьких келий, что когда умирает Старец келии – духовный отец – его преемником становится старший из братии. И тогда был Старец Арсений, другой старший по рангу. «Дедушка» [Старец Иосиф Исихаст] говорил ему: «Я в такой-то день, в такой-то час умру. Как только умру – разойдетесь, не будете жить вместе. Знаете, почему? Чтобы каждый создал свою братию». Один мирянин однажды к ним подошел и какие-то продукты привез. Звали его Иваном – Янисом. Послушники тогда и наш Старец были молодыми и были во дворе. Ему [Янису] говорит, на этих трех-четырех указывая: «Видишь этих молодых послушников? Придет час, когда они Святую Гору монахами наполнят».

Поэтому возрождение монашества на Афоне и вне случилось благодаря Старцу Иосифу Исихасту и его ученикам; Старцу Паисию Святогорцу и благословенной книге Старца Софрония (Сахарова) «Старец Силуан». Это три главных фактора, благодаря которым возродилось монашество на Афоне. Когда перешли мы в Ватопед, нашли монастырь особножительным, каждый жил сам по себе – там трагедия была. Когда я в гостиницу вошел, так отчаялся в первый раз, не могу выразить словами. Там был большой радиоприемник, и слушали мирские песни. Я в отчаяние впал. Говорю Старцу Иосифу: «Старче, давай пойдем назад в скит. Отсюда какой монастырь выйдет?» «Чадо, – говорит, – давай потерпим, и надеюсь, что Богородица поможет». И опять я вошел – опять тот же диапазон и те же самые песни. Там был один штепсель… одна розетка была, и только был магнитофон включен постоянно. Приходили паломники и не понимали, где они: на Афоне или в другом месте. Я от грусти изнемог, мог лопнуть буквально, но не было у меня тогда власти, не мог этому конец положить. И пошел в этой грусти к «Отраде и Утешению», запер двери изнутри, встал на колени и начал со слезами молиться. Говорю: «Здесь Твой Престол, Госпожа, но видишь, что здесь творится!» Минут, наверное, где-то через двадцать – как какое-то благоухание со стороны иконы и голос такой: «Не бойся – здесь Я!» С того времени у меня пропала вся эта грусть изнутри, и видите сейчас, какое чудо там случилось. Потому что Богородица полностью взяла на Себя монашество, монахов. 

О помощи Пресвятой Богородицы

Она наша Мать – всех христиан, особенно монахов. Поэтому просите Ее, умоляйте Ее, и увидите, как Она поможет. Знает немощь нашей природы, потому что Она Сама ее носила. Поэтому будем Ее просить, чтобы помогала. Мы тоже проходили и проходим через сильные искушения со стороны государства. Но такое покровительство Богородицы, что мне описать нельзя! Она посылает разные весточки: «Не беспокойся! Что тебе обещала вначале? Я здесь. Я Защитница, Я Покровительница монастыря».

***

Когда Старец Ефрем Катунакский пришел приложиться к «Отраде и Утешению» (он безмерно почитал Богородицу), с умилением приложился к иконе и, как посмотрел наверх, ввысь, то буквально закричал: «Пречистая Богородица! Вся Святая Гора – Твой сад! Ватопед – Твой Престол!» Не случайно, наверное, что там столько чудотворных икон и Честной Пояс. Где бы Поясу находиться, если не на месте непорочности, девства, чистоты и послушания.

***

Вот что еще рассказывает часто один наш брат. По своей наивности и простоте иногда увлекался он помыслами нечистыми. Является ему Богородица и говорит с таким материнским выражением во взгляде: «Сынок! Будь более внимательным. Мне не нравится, что ты так увлекаешься этими помыслами. Хочу, чтобы ты и сердцем был девственником». А у другого – другое смущение. У него болел зуб. И был такой час – ночной час, ночь. И брат-стоматолог спал. Если бы его разбудил, он бы мог ему помочь. «Но, – говорит, – если сейчас его разбужу, потом не сможет пойти на службу. Давай потерплю, и в четыре, когда проснется, тогда и полечит». Но не мог вынести – такая боль! Все знаете, что значит зубная боль. Итак, чтобы не разбудить брата, терпел. И когда он сидел на своей скамейке, подошла к нему высокая такая Боголепная Женщина, перекрестила зуб и излечила, исцелила.

***

Еще другой был в таком отчаянии – были у него помыслы отчаяния. И во время вечерни пошел он приложиться к «Всецарице» (знаете эту икону, наверное). И как ожила икона! «Ты, – говорит, – разве не знаешь, что Я – твоя Мать, а ты в отчаяние впадаешь?»

***

Так что не отчаивайтесь никогда. Она нас спасет. Только немножко и сами должны постараться. Она над нами и ждет подходящего часа, чтобы наилучшим образом нам помочь, потому что знает, что Сын Ее распялся ради нас. Никто не получал никогда такого просвещения и благодати, сколько Она. Поэтому и знает, что значит монашество, будучи Сама Монахиней. Аминь. 

 

Источник: http://www.spas-monastery.by/monasheskaya_stranichka/inok.php


Назад к списку